Наталья Меркушова: «Пациенты хорошо отвечают на современное лечение»

День борьбы с раком — международный, он отмечается во всём мире, но это не праздничный день, а рабочий, для всех онкологов это дополнительная возможность привлечь внимание людей к проблеме профилактики, диагностики и лечения одного из самых опасных заболеваний. Накануне этой даты мы беседуем с заместителем главного врача Брянского областного онкологического диспансера по лечебной части Натальей МЕРКУШОВОЙ.

— Наталья Владимировна, онкологи любят напоминать, что каждый человек доживает до своего рака — только кто-то раньше, а кто-то позже: то есть, если не повезёт умереть досрочно от инфаркта или, к примеру, попасть под машину, то онкологическое заболевание своего пациента всё равно найдёт, как от него ни старайся спрятаться. На первом месте по смертности во всём мире уже традиционно сердечно-сосудистые заболевания, на втором — онкологические. Тем не менее всё равно боятся люди больше онкологии. Сердце кольнуло и прошло, а рак, если пришёл, то уже не уходит. Задача врачей-онкологов — отодвинуть смерть на как можно более поздние сроки?

— Совершенно верно. И мы в этом направлении работаем активно. Стараемся сделать всё возможное, чтобы сделать жизнь наших пациентов как можно более продолжительной. Два года действует национальный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями», рассчитанный до 2024 года, выделены очень большие средства на приобретение высокотехнологичного оборудования, мы уже закупили для диспансера семнадцать единиц диагностического и лечебного оборудования, плюс к этому приобретено пятнадцать единиц оборудования для первой городской больницы — там тоже есть койки для онкологических больных — и двадцать семь единиц оборудования для первой областной больницы. В нашем диспансере установлен и работает новый аппарат УЗИ экспертного класса, есть новый «Агат» — для лучевой терапии, новый КТ, новый современный ускоритель, который позволяет лечить практически все локализации опухоли по новейшим клиническим рекомендациям — то есть по самым современным стандартам, приобрели наркозно-дыхательные аппараты, новую эндоскопическую установку, новый цифровой маммограф со стереотаксической пункцией — раньше мы этого не делали, а сейчас активно внедряем новую технологию, под рентгеновским контролем есть возможность «стрелять» прицельно, новое оборудование, приобретенное для наших операционных, позволяет активнее развивать эндоскопическую хирургию в гинекологии, в торакальной хирургии.

— Это аппаратура... а лекарства? Они же тоже стоят огромных денег. Их достаточно?

— Мы обеспечены всеми необходимыми препаратами по всем стандартам оказания медицинской помощи онкологическим больным, все клинические рекомендации по лечению выполняем в полном объёме, лечебный процесс у нас в диспансере не прерывается, к нам даже приезжают пациенты из федеральных центров с соответствующими рекомендациями по лечению. Лекарственная терапия шагнула далеко вперёд, высокотоксичная химиотерапия ушла на второй план, а иммунотерапия, таргетная терапия поднялись на более высокий уровень.

— Расшифруем для простых смертных: таргетная терапия позволяет попадать точно в цель, не задевая здоровую ткань?

— Да, она направлена на определенную поломку и точечно бьёт по генным мутациям, которые вызывают опухоль. А иммунотерапия стимулирует иммунитет и способствует более эффективному лечению. Пациенты хорошо отвечают на современное лечение, и в результате процент пятилетней выживаемости повышается. Это очень важный показатель.

— То есть можно сказать, что большие деньги, которые тратятся на оборудование и современные лекарства, дают конкретные практические результаты: онкологические больные получают возможность успешно бороться с раком?

— У нас разработан целый комплекс мер по достижению целевых показателей по пятилетней выживаемости, одногодичной летальности, выявлению заболеваний на ранних стадиях, снижению смертности...

— Как это можно отрегулировать: срок жизни увеличился, пожилых людей всё больше, следовательно, и онкологических причин — как ни увеличивай выживаемость — будет тоже больше, не так ли?

— Так. Однако и по снижению смертности целевые показатели для нас тоже расписаны по годам.

— Может быть, у нас на Брянщине местность очень благоприятная для продолжительной безболезненной жизни?

— И заболеваемость, и смертность в нашей области по сравнению со многими другими регионами ЦФО выше. Причин много: и территория не благоприятная, и естественная убыль населения сказывается, и постарение, и с недавних пор появился еще один немаловажный фактор — по сравнению с прошлым сейчас делается много вскрытий...

— И тут статистика, конечно, не в пользу онкологии?

— Раньше, например, в отдаленных населенных пунктах дедушки и бабушки умирали как бы просто от старости — и никто не искал точных причин смерти. Сейчас эти причины устанавливаются в обязательном порядке, и соответственно стали выше цифры смертности от онкологических заболеваний.

— Что делать: чтоб не портить статистику, нужно всем нам дружно брать в руки скандинавские палки и массово выходить на тропу здоровья — для профилактики. Здоровый образ жизни, говорят, лучшее лекарство от всех болезней, в том числе и от онкологических. Но еще ведь важно поймать злокачественные новообразования на ранних стадиях их развития, а для этого надо научиться регулярно ходить на профилактические осмотры — это касается не только жителей медицински хорошо развитого областного центра, но и населения отдаленных «медвежьих» уголков, куда не ступала нога врача-онколога.

— Скрининги, профосмотры — это та часть работы, за которую ответственно первичное звено, именно на этом уровне можно больше заболеваний выявлять на первой и второй стадиях. Конечно, чем больший процент населения будет охвачен профилактическими осмотрами, тем больше шансов не упустить начало заболевания. На данный момент к нам, к сожалению, поступает больше больных с запущенными стадиями.

— Даже не в каждом районном центре области сегодня есть свой врач-онколог...

— Там где его нет, эти функции ложатся на терапевтов.

— В первичном звене выявили или просто заподозрили что-то злокачественное, дополнительно обследовали пациента, а потом уже возможности онкодиспансера, оснащенного по самым современным стандартам, позволяют разобраться с опухолью самым подробным образом?

— Раньше были на вооружении врачей только рентген и УЗИ, а сейчас для всех пациентов полностью доступны и КТ, и МРТ, и ПЭТ. Мы можем обнаружить даже самые мелкие метастазы, что очень важно для лечения.

— По оснащенности Брянский областной онкологический диспансер уже сегодня не уступает столичным клиникам, но вы, знаю, планируете и в этом году приобрести самую современную аппаратуру?

— Планировали купить еще один компьютерный томограф — он нам очень нужен, могли бы применять в диагностике и лечении и другое новейшее оборудование, но мешает одна большая проблема — его негде установить, не хватает площадей. Само по себе здание онкологического диспансера не соответствует современным требованиям. В утвержденном плане у нас есть строительство нового корпуса, всё одобрено, дело «за малым» — ждём финансирования.

— Необходимость острая?

— Для нас — острая, не хватает даже кабинетов для врачей, больные ждут приёма в узких коридорах. А это ведь онкологические больные. Тем не менее внедряем новые технологии, приобретаем оборудование для проведения высокотехнологичных операций, в гистологической лаборатории будем внедрять новые молекулярно-генетические методы исследований, необходимые для назначения таргетной терапии, для чего тоже обязательно потребуется современное оборудование.

— Наталья Владимировна, «подхватить» рак можно по разным причинам, есть много факторов риска, которых нужно избегать, чтобы не заболеть, но вот, например, наследственный рак можно просчитать заранее?

— Такой прямой наследственной предрасположенности, как, например, при сахарном диабете, нет.

— На первой стадии прооперировали, всё чисто, а дальше?

— Пожизненное диспансерное наблюдение. В течение первого года — каждые три месяца, в последующие два года — раз в полгода, а потом один раз в год необходимо проходить обследования.

— В вашем диспансере?

— Не обязательно. Если в медицинском учреждении есть врач-онколог, то можно наблюдаться по месту жительства.

— Комплексное и комбинированное лечение — чем они отличаются?

— Комбинированное — это два вида лечения: например, хирургия и химия или хирургия и лучевое лечение. При комплексном лечении применяются все три вида. При второй, третьей или четвёртой стадиях обязательно применяются два или три вида лечения.

— Про четвёртую стадию отдельный вопрос: хосписы и отделения паллиативной медицинской помощи играют положительную роль или это, как некоторые считают, «деньги на ветер»?

— Паллиативные отделения играют очень положительную роль. Они необходимы и востребованы. И очень хорошо, что они в области созданы. Кислород, адекватное обезболивание, переливание крови, пункции, кому-то нужно откачать жидкость из брюшной полости, кому-то из лёгких, правильный подбор препаратов — всё это, конечно, лучше делать в медицинском учреждении, отделении оказания паллиативной помощи. Наша задача как специализированного лечебного учреждения — оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь, а отделения паллиативной помощи и хосписы очень важны в плане ухода за пациентами. Не каждый родственник имеет возможность ухаживать за тяжелым больным дома. И морально, и физически самому пациенту и его родным лучше, когда больной находится в специализированном отделении, где за ним осуществляется профессиональный уход и где оказывается соответствующая медицинская помощь — для этого созданы все необходимые условия. О хосписах пока можно только помечтать — они требуют больших средств, но паллиативные отделения успешно работают и, на мой взгляд, должны развиваться.

— Международный день борьбы с онкологическими заболеваниями отмечается ежегодно, а есть какие-то контакты на международном уровне между коллегами, обмен опытом? Как быстро становятся общим достоянием новейшие достижения?

— В этот раз день борьбы с раком проходит под девизом: «Я есть и я буду!» Цель — акцентировать внимание общественности на этой глобальной проблеме, повысить осведомленность населения о раке как об одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации. Очень важно в борьбе с онкологическими заболеваниями прислушиваться к мнениям профессионалов. Информации на эту тему и на сайтах самой разной направленности, и в печатных СМИ очень много, но иногда непрофессиональный подход к её подаче может принести только вред, часто людей вводят в заблуждение: вместо того, чтобы порекомендовать сходить на рентген лёгких, пройти профилактический осмотр, диспансеризацию, некоторые информационные ресурсы доводят людей до истерики, дают вредные дилетантские советы...

— Никто так умело не испортит любое дело, как дилетант...

— На самом деле сейчас в диагностике и лечении применяется много новейших технологий: даже по сравнению с тем, что было пять лет назад, сегодня значительно больше возможностей успешно бороться с раком.

— На уровень международного сотрудничества вы уже вышли?

— Пока нет, но активно сотрудничаем с нашими федеральными центрами, постоянно проводим видеоконференции, на которых обсуждаем наиболее актуальные вопросы — наш куратор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, который возглавляет генеральный директор Андрей Дмитриевич Каприн, главный внештатный онколог Минздрава России. Буквально перед Новым годом прошла такая научно-практическая конференция — два доклада, два мастер-класса — посмотрели и изучили две операции...

— И благодаря новому коронавирусу теперь все на своих рабочих местах, нет необходимости собираться, как бывало в доковидные времена, в конференц-залах...

— В каждой ординаторской или в кабинетах есть компьютеры, есть интернет, есть возможность задать любой вопрос — очень полезное общение, хоть и в удаленном формате. Первый день — теоретическая часть, доклады, второй — практическая часть — мастер-классы. Но к нам в диспансер приезжают ведущие специалисты — вот недавно, например, главный торакальный хирург Санкт-Петербурга Вадим Григорьевич Пищик провёл у нас мастер-класс по хирургии, показал «вживую» свою особую методику проведения мини-инвазивных операций, которую наши хирурги тут же взяли на вооружение и буквально через неделю провели самостоятельно операцию по новой для себя методике.

— Онкодиспансер — ведущее учреждение области, и вы, конечно, не испытываете дефицита кадров?

— Врачи нам очень нужны: и в районах не хватает онкологов, и диспансеру требуются врачи — общие онкологи, химио-терапевты...

— Им бы было гораздо легче найти сюда дорогу, если бы у вас, наконец-то, закипела большая стройка — лучше обозначились бы перспективы профессиональной деятельности.

— Начало строительства нового корпуса — пункт номер один в планах на этот год.

— Животрепещущий для всех вопрос — вакцинация от ковида. Она онкологическим больным показана?

— Пациенты третьей клинической группы, которые находятся в длительной ремиссии, которые считаются клинически излеченными, не имеющие рецидива заболевания или активной новой опухоли, при желании могут привиться. От гриппа, например, наши пациенты всегда активно прививаются.

По материалам издания «Брянская медицинская газета»

Беседовал Владимир ВОЛКОВ
Фото автора